волновой анализ



В начале семидесятых годов сразу после знакомства с теорией волн Эллиота я начал искать специалистов в этой области, которые могли бы мне помочь в совершенстве овладеть приемами волнового анализа. К сожалению, я знал только о двух аналитиках, использующих на практике теорию волн: Джо Коллинзе из Сент-Луиса и Джеке Фросте из Канады. Они назвали мне ряд инвесторов, экспериментировавших с теорией волн Эллиота и числами Фибоначчи. В частности, мне поре­комендовали двух врачей из Флориды, которые, по слухам, хорошо владели предметом. Информация, которую я смог от них получить (вернее, полное отсутствие таковой), и сыграла решающую роль в создании моего собственного подхода к волновому анализу.
О моей неудачной попытке пополнить свои знания в области теории волн Эллиота лучше всего говорят два не связанных друг с другом события. Я пригласил одного из врачей в Висконсин, чтобы он поде­лился с моими коллегами опытом использования волнового анализа. Когда я приехал в аэропорт, самолет уже приземлился и пассажиры вышли, но моего врача нигде не было. Я позвонил в его офис, чтобы узнать, не опоздал ли он на самолет. Секретарша уверила меня, что он вылетел (она сама его провожала) и что он обязательно найдет меня. В конце концов ко мне подошел человек и спросил: "Вы Том?" Он заявил, что сразу меня узнал, посколь­ку в траектории, которую я описывал, блуждая по аэропорту, просматриваются углы Фибоначчи. Я сразу понял, с кем имею дело, и во мне зародилось дурное предчувствие. Оно меня не подвело: встреча оказалась абсолютно пустой и безрезультат­ной. На этом я не сдался, но решил побеседовать со вторым специалистом в области теории волн сначала по телефону, прежде чем приглашать его в Висконсин. Жизнь подтвердила мудрость этого шага. Оказалось, что доктор является страст­ным поклонником Эллиота и Фибоначчи и что его жизнь полностью основывается на их теориях. В частности, он был три раза женат, у него пять детей, он работает восемь дней подряд, а затем тринадцать дней отдыхает. Я все понял и решил самостоятельно заняться изучением предмета. Я был уверен, что в указанных теориях есть "жемчужное зерно", но мне предстояло найти его самостоятельно. В конце концов последовательность Фибоначчи лежала в основе самых разных явлений: начиная от Ед-ипетских пирамид и кончая пересчетом километров в мили. Однако ее роль, равно как и роль теории волн в развитии рынков предстояло еще выяснить. Мой подход к использованию отношений Фибоначчи в расчете величины коррекции уже был описан в главе 2. В этой главе я останов­люсь на применении разработанных мной методик волнового анализа.
Еще в начале семидесятых годов о теории волн почти никто и не вспоминал, сегодня же ее признание и популяр­ность просто ошеломляют. Примерно двадцать лет тому назад я буквально выбивался из сил, пытаясь найти на графике волны и использовать их для анализа рынка. В ретроспективе все получалось прекрасно, но применить данный метод для про­гнозирования движения цен было почти невозможно. Не существовало четких и ясных правил, как в процессе развития той или иной волны точно определить момент ее завершения, не говоря уже о ее зарождении. Как будто пытаешься поймать дым: вроде бы и видно, да в руки не дается.
Некоторые известные приверженцы теории волн успешно применяют ее на практике, но их объяснения конкретных вопросов и ситуаций, как правило, весьма туманны и изоби­луют большим количеством исключений и оговорок. Особенное беспокойство у меня всегда вызывал тот факт, что одна и та же теория интерпретируется по-разному разными анали­тиками. Я часто шучу по этому поводу: если бы десяти "экспертам" по теории волн Эллиота дали один и тот же график, то получили бы десять совершенно различных истол­кований. Как можно доверять методикам, основанным на данной теории, например, методу расчета величины коррек­ции, если сама теория столь туманна? Чтобы разрешить свои сомнения и в то же время взять все лучшее из волнового принципа, я разработал свою собственную методику иденти­фикации волн. От общепринятой она отличается простотой, четкостью формулировок и внутренней логикой.
Элементы числовой последовательности Фибоначчи проч­но вплетены в структуру волнового принципа Эллиота, начи­ная от числа волн и заканчивая величиной коррекции и ценовыми ориентирами. К сожалению, до того, как появился мой полностью механический метод волнового анализа, не было создано ни одной сколько-нибудь объективной методики. В общих чертах, в основе моего подхода — D-волнового анализа — лежат ценовые конфигурации, характеризующиеся определенной последовательностью ценовых максимумов и минимумов. Временной период для каждой такой последова­тельности определяется числом Фибоначчи. Могут использо­ваться различные числа из последовательности, но все они должны отвечать одному и тому же требованию. В каждом случае должно накопиться достаточное количество данных для выявления некоего рабочего шаблона. В частности, я выделяю максимальную цену закрытия за 13 дней, такую, что она выше ценовых максимумов всех предшествующих 13 дней. Далее я выделяю первую цену закрытия (после максимальной цены закрытия за 13 дней), которая является минимальной за 8 дней, то есть ниже всех цен закрытия за предыдущие 8 дней. Если эти точки определены, первую волну можно считать завершенной. Вторая волна начинается тогда, когда регистрируется максимальная цена закрытия за 21 день, такая, что она выше всех цен закрытия за предшествующий 21 день. Вторая волна считается завершенной, когда зафиксирована наименьшая цена закрытия за 13 дней, такая, что она ниже всех цен закрытия за предшествующие 13 дней. И, наконец, третья волна начинается, когда реализуется 34-дневный мак­симум — максимальная цена, превышающая максимальные цены за предшествующие 34 дня. Третья волна считается завершенной, когда регистрируется 21-дневный ценовой ми­нимум, такой, что он ниже всех минимальных цен за предше­ствующий 21 день (см. рис. 4.1).



Рис. 4.1 Этот график является иллюстрацией моей концепции D-волны. В точке А зареги­стрирован 21-дневный ценовой минимум — минимальная цена, которая расположена ниже всех ценовых минимумов за предшествующий 21 день. Движение цен вверх, помеченное цифрой 1, фактически было выявлено за четыре дня до ценового пика — в день, когда цена закрытия превысила все ценовые максимумы за предшествующие 13 дней. Первая D-волна формально завершилась, когда была зарегистрирована цена закрытия ниже, чем цены закрытия за предшествующие 8 дней. Началом следующей восходящей волны является день, когда цена закрытия превысила все цены закрытия за предшествующий 21 день. Она завершилась после того, как была зарегистрирована цена закрытия ниже, чем все цены закрытия за предшествующие 13 дней. И, наконец, последняя восходящая волна началась, когда был зарегистрирован 34-дневный максимум — максимальная цена, превышающая максимальные цены за предшествующие 34 дня. Волна завершилась, когда после этого был зафиксирован 21-дневный минимум. В данной методике время не является решающим фактором, за исключением выбора числа дней для завершения волн. Гораздо более важным является само движение цен.

Содержание Вперед