d9e5a92d

Дианетика и Саентология – ПРИМЕНЕНИЕ ОБЩЕНИЯ

Если вы думаете, что мы говорим о чем-то очень эзотеричном или чрезвычайно математичном, то пожалуйста, еще раз перечитайте формулу общения. То, что мы говорим об основах основ здравомыслия, аберраций, свободы, способностей, правды, знания и тайн, еще не является причиной вдаваться в сложности. Мы предполагаем, что основы поведения непросты просто потому, что так много очень непростых людей обсуждали эту тему. Даже если на это не был способен Иммануил Кант и если Адлер*1 запутал общение, то мы совсем не должны делать этого.

Когда мы говорим о приложениях общения, мы рассматриваем усложнения этих основ, и отделив основы, мы не видим никаких трудностей в их воспроизведении. Пусть, скажем, мы досконально понимаем, что два плюс два четыре. Напишем это на листочке бумаги и положим на стол. Оно все еще понятно. Теперь напишем на другом листочке два плюс два четыре и положим его на тот же стол. Теперь на третьем листочке бумаги напишем, что два плюс два четыре, и добавим его к листочкам на столе. Возьмем четыре блокнота, полных бумаги, и на каждом листке напишем два плюс два четыре, и вырывая каждый листок, добавим их. Затем возьмем несколько деревянных колод и напишем два плюс два четыре на этих колодах. Возьмем немного кожи и карандаш, напишем два плюс два четыре и прибавим это к лежащему на столе. Затем возьмем несколько классных досок и на каждой напишем два плюс два четыре и положим их на стол. Возьмем несколько цветных мелков и напишем два плюс два четыре разными цветами на другой классной доске и положим ее на стол. Затем переплетем два плюс два четыре в пергамент и добавим это к куче на столе. Затем возьмем несколько кирпичей, выцарапаем на них два плюс два четыре и положим их на стол. Теперь возьмем пятнадцать литров чернил, выльем их на два плюс два четыре и запачкаем все, что мы положили на стол. Потом возьмем бульдозер и вытолкнем стол сквозь стену. Возьмем паровой каток и проедем по развалинам. Возьмем раствор бетона и разольем его поверх всего этого и дадим ему засохнуть и мы все равно не изменим того факта, что два плюс два четыре.

Другими словами, какую бы механику мы не добавляли к формуле общения, какую бы форму мы не использовали, чтобы общаться, как бы много типов слов и значений мы не ставили в формулу общения, чтобы они стали посланиями, как бы мы не коверкали значения, послания, точки причины и точки следствия, все равно перед нами формула общения.


Вот перед нами индивид. Он прожил богатую событиями жизнь. Пусть, скажем, он начал жизнь с безупречным пониманием формулы общения. Он испытывал постоянные отклонения от формулы общения всего лишь в том, что он не производил или не получал, перекручивал, извращал или не возвращал сообщения, и в конце жизни все, что нам надо будет сделать, чтобы привести его в отличное состояние - это восстановить в ее совершенной ясности его способность выполнять формулу общения. Единственная вещь, случившаяся с ним - нарушение формулы общения. Он что-то произвел, оно не было получено; когда оно было получено, получение не было подтверждено; когда на него ответили, он не получил ответа. И поэтому он начинает искать сообщений все дальше и дальше и становится все более и более запутанным в своих взглядах на общение, становится все менее и менее дублируемым, все меньше и меньше способен дублировать; его намерения отклоняются все дальше и дальше, его внимание отвлекается все больше и больше. То, что должно быть прямыми линиями, закручивается в шар, и вот перед нами наш преклир после жизни, прожитой с homo sapiens*2. Все, что мы должны сделать, чтобы привести его к желаемой ясности - это восстановить его способность исполнять различные части формулы общения и его способность прилагать эту формулу к чему бы то ни было в этой или любой другой вселенной. Он должен быть готовым дублировать что угодно. Он должен быть готовым делать себя дублируемым. Он должен быть способным переносить расстояние, скорости и массы. Он должен быть способным формировать свои собственные намерения. Он должен быть способным уделять и получать внимание. Он должен быть способным принимать или оставлять по желанию намерения других и, что более важно, он должен быть способным быть в любой точке и делать ее точкой причины или следствия по желанию. Если он будет способен делать это, его будет невозможно поймать, так как здесь мы заходим прямо в глубочайшую тайну ловушки.

Что такое тайна? Это ответ, который никогда не был дан, и это все, чем является тайна. Таким образом, знание и использование формулы общения в рамках дианетики и саентологии разрешает все и любые тайны и даже веру в тайны.

Единственная вещь, о которой можно сказать, что она аберрирует общение, это ограничения или страх ограничений. Человек, который не общается, ограничил общение. Человек, который навязчиво общается, боится быть ограниченным в своем общении. Человек, говорящий на другую тему чем та тема,
которой уделяет внимание причина, был настолько ограничен в общении или испытал такую нехватку в общении где-то в другом месте, что до сих пор вовлечен в общение где-то в другом месте. Это то, что мы имеем в виду под "не в настоящем времени".

Когда мы смотрим на проблемы, без которых, кажется, не может жить человечество, мы обнаруживаем, что проблема - это не больше и не меньше, чем путаница линий общения, с отсутствием точек причины и следствия, с неопределенными расстояниями, с неправильно истолкованными намерениями, с
отсутствием внимания, с неспособностью дублировать и быть дублируемым. Отойдите от формулы общения в любом направлении и получите проблему. Проблема, по определению, это что-то, что не имеет ответа. Не потому, что эти два слова похожи, но потому, что все человечество спутало их. Мы находим, что ответ на сообщение и ответ на проблему могут, для наших целей, быть синонимами.

Когда кто- то постоянно не получает ответов на свои сообщения, он начинает впадать в нехватку ответов, и он получит проблемы, чтобы найти решения, но он не разрешит никаких проблем, так как у него уже есть недостаток ответов. Одитор натыкается на преклира, у которого недостаток ответов, выясняет, что у преклира есть цепь проблем, пытается решить некоторые проблемы преклира и обнаруживает, что преклир создает новые проблемы быстрее, чем могут быть разрешены старые. Единственная вещь, которую знает преклир, это то, что для его особых проблем нет никаких ответов. Он знает это в такой степени, что он неспособен представлять себе ответы, для него это значит, что он неспособен представлять себе решения. Он похож на старика из рассказа Мануэля Комрова, который после освобождения из тюрьмы все же создал свою собственную камеру. Он не может смотреть на свободу. Он не верит, что свобода существует. Он не может представить себе мир без тигров. Средство от этого, конечно, в том, чтобы побудить его исправить свой недостаток ответов, побуждая его делать макеты*3 ответов.

В туманном взгляде, который вы видите на лице математика - задача, которую он себе поставил, добывать символические ответы на предположительные абстракции*4 , ни один из которых, конечно, не является человеческим ответом. Чем дольше он символизирует, чем больше он создает формул, тем дальше он уходит от человечества. Ответы являются ответами только когда они приходят от единиц жизни. Все остальное это затоваривание*5 рынка. Ни одна математическая формула никогда не дала никому ни на что никакого ответа, разве что на саму проблему общения, но я хочу обратить ваше внимание на то, что эта формула не была связана с математикой, как мы ее знаем, и не была выведена из нее. Формула общения была выведена из наблюдений и работы с жизнью. Она могла быть выведена только потому, что кто-то полностью отбросил идею о том, что энергия может кому-то что-то сказать. Жизнь - это не энергия. Энергия это побочный продукт жизни.

Ваш отшельник это тот, кто стал настолько глубоко убежден в том, что ни от кого нельзя получить никаких ответов, что он больше не верит, что существует сама жизнь. По его мнению, он - единственное живое существо. Почему? Потому что он - единственное существо, которое общается. Осмелюсь сказать, каждый отшельник, каждый "единственный", каждый навязчиво или бесконтрольно общающийся индивид, так сильно соединился с "единицами жизни", которые были настолько мертвы, что стало "очевидно", что жив только он.

Отношение ребенка к взрослому включает то мнение, что во взрослых очень мало жизни. Ребенок, с его энтузиазмом, в своей семье повсюду окружен преградами общения большей или меньшей величины. Его вопросы не получают ответов. Сообщения, адресованные ему, излагаются так, что не могут быть дублированы. Другими словами, взрослый не делает себя дублируемым. Фрейд и его коллеги совершенно ошибались, считая, что ребенок полностью эгоцентричен*6. Это не ребенок полностью эгоцентричен. Он считает, что общается с целым миром. Исследования детей показывают, что они очень богаты по первой, второй, третьей и четвертой динамике*7. Ребенок настолько убежден в своей способности общаться, что он дотронется до горячей плиты. Жизнь для него не имеет ужасов. Он еще не научен опытом, что он не может общаться. Это взрослый был затянут назад в "единственность" и, надо думать, внушение постоянного убеждения со стороны психолога и психоаналитика о том, что ребенок полностью эгоцентричен и имеет только свой собственный мир, должно быть, является выражением мнения, удерживаемого психологом и психоаналитиком в своем собственном банке*8. Когда кто-то
вырастает, он входит во все меньшее и меньшее общение с окружением, пока он, наконец, не оказывается совершенно вне общения. Только он вне общения в неверном направлении - он мертв.




Содержание




Расти, мое дерево, процветай, побольше плодов нам давай. Мыши не тронут, червь обойдёт, мои деньги дадут росток. Так тому и быть, и слово мое крепко, как бел-горюч камень.