d9e5a92d

Дианетика и Саентология – ЕДИНИЦА ОСОЗНАНИЯ ОСОЗНАНИЯ

Исследуя индивидуальность и идентичность индивида, обнаруживаешь, что индивид - это он сам, а не его побочные продукты. Индивид это не его аналитический ум, это не его реактивный ум, это не его тело, точно так же, как не его дом и не его машина. Он может считать себя связанным со своим аналитическим умом, своим реактивным умом, своим домом, своим телом, своей машиной, но он не является этими вещами. Он - это он сам. Индивид, личность - ЯВЛЯЕТСЯ единицей осознания осознания, и единица осознания осознания является личностью. По мере того, как эта единица осознания осознания все больше и больше запутывается в картинках, которые она засняла со своего окружения, она представляет себя все более и более объектом, пока наконец, когда она опускается до самого низа шкалы тонов*2, она не достигает точки, где ее глубочайшим убеждением является то, что она объект.

Точно так же как вы не скажете, что Иван Иванович Иванов это его машина, вы должны сказать также - если вы это ясно понимаете - что Иван Иванович Иванов это не его аналитический ум и не реактивный ум, не его тело и не его одежда. Иван Иванович - это единица осознания осознания, и все в нем, что способно знать и осознавать - это Иван Иванович, единица осознания осознания.

Когда мы достигаем такого состояния, что сам Иван Иванович знает, что он это единица осознания осознания, что он это не его аналитический ум, не его реактивный ум, а тем более не его тело, его одежда, его дом, его машина, его жена или его дедушка и бабушка, - перед нами то, что называется в дианетике "Клиром". Клир это просто единица осознания осознания, которая знает, что она это единица осознания осознания, может по желанию создавать энергию и может использовать и управлять, стирать или воссоздавать аналитический ум или реактивный ум.

Разница в подходе следующая: вместо стирания всех вещей, с которыми единица осознания осознания в конфликте, мы делаем ее способной управлять всеми теми вещами, с которыми она считала нужным быть в конфликте, и улучшать их. Другими словами, мы поднимаем определение*3 индивида до уровня, на котором он способен управлять своими умственными картинками и различными побочными продуктами жизни. Когда он способен, в том, что касается его способностей, управлять и определять действие этих вещей, он больше не аберрирован. Он может вспомнить все, что захочет вспомнить, без помощи и содействия масс энергии. Он может быть тем, чем он хочет быть. Он возвратил себе большую свободу.

Почти единственная сложность, которую мы встречаем в достижении этого состояния клира, при всей прикладываемой мощности и способностях, в том, что индивиды приходят к убеждению, что они должны обладать некоторыми вещами, чтобы продолжать выживать. На самом деле, единица осознания осознания не может делать ничего другого, кроме как выживать. Она неубиваема, но ее побочные продукты уничтожимы и, смешивая себя со своими побочными продуктами, она начинает верить, что она должна иметь или делать определенные вещи, чтобы выжить. Ее тревога по этому поводу настолько возрастает, что она даже может поверить, что нужно иметь проблемы, чтобы выживать. Единица осознания осознания очень несчастлива, если у нее нет какой-то массы или какого-то пространства и она не должна решать каких-то проблем.

Очень долгое время в дианетике мы усиленно искали "Клира с первой попытки". Такая вещь возникла и применима на более чем пятидесяти процентах теперешнего населения планеты. Клир с первой попытки зависит, конечно, от приведения единицы осознания осознания на расстояние от различных побочных продуктов и в состояние контроля над ними, чтобы она больше не смешивала себя со своими побочными продуктами. Изумительной скорости, с которой пятьдесят процентов человеческой расы могут быть сделаны клирами, можно поверить только когда вы сделаете это на практике. Волшебные слова - это: "Будь на метр позади своей головы". Это Клир с первой попытки. Если существование Клира с первой попытки или этот процесс оказываются неудобоваримыми для многих людей, то это только потому, что они так долго созерцали объекты и так тщательно закрепили свое внимание на объектах, что они более не могут рассматривать пространство. И идея рассматривания пространства, идея существования без объектов настолько им отвратительна, что они чувствуют, что должны осудить любое усилие, которое может отобрать у них близость к одним из наиболее любимых владений.

Человеку настолько противно смотреть на пространство, что один из основных процессов дианетики - побуждение его смотреть на места в пространстве - вызовет у достаточно низкого по тону индивида довольно бурную реакцию в животе. Тошнота, происходящая просто от созерцания пустого пространства, обнаруживается только у тех, у кого очень много неприятностей с имуществом и кто неспособен иметь что-то. От необходимости иметь что-то они дошли до точки, где они полагают, что не могут больше ничего иметь. Таким образом, просьбы созерцать пустоту достаточно, чтобы вызвать бурную физическую реакцию. Следовательно, весь предмет "клира" и экстериоризации*4, как это называется технически, очень неприятен для оставшихся пятидесяти процентов человечества, которых нельзя немедленно включить этой одноразовой кнопкой.

Пятьдесят процентов людей, к которым вы подойдете, если вы не выбираете заранее своих преклиров - личностей на пути к тому, чтобы быть клиром, - немедленно экстериоризируются, будут на расстоянии от своего тела и обнаружат, что они способны обращаться с очень многими вещами, которыми, как они считали ранее, невозможно управлять, в тот момент, когда вы скажете: "Будь на метр позади своей головы". Оставшиеся пятьдесят процентов будут смотреть на вас с различной степенью замешательства. Они знают, что они - это тело. Они знают, что они - это объект, и они знают, что у них заболит живот, если они будут созерцать существование в пространстве без ничего другого. Они думают, что невозможно управлять телом, будучи на метр позади него. Поэтому сразу вступаешь в спор с такими людьми, и они ищут во всем более глубокий смысл. Если бы эти люди были потеряны для нас при современных процессах дианетики, мы бы все равно добились гораздо большего процента, чем в любой попытке прошлого сделать что-то для человечества или в связи с разумом.

В прошлом, даже когда мы смотрим на такое недавнее время, как 1949 год, мы обнаруживаем, что человек вообще не обладал способностью получать более высокий процент выздоровления пациентов, чем двадцать два процента. Как ни странно, работал ли это колдун, психоаналитик, психолог, медицинский врач или другой практикующий, простая поддержка и похлопывание по спине все же излечивали около двадцати двух процентов. Этот факт, не очень внимательно наблюдаемый практикующими, вызывал у людей убеждение, что единственное, что не в порядке с разумом, это то, что люди считают, что с разумом что-то не в порядке, и все, что кому-то нужно, - это подбадривающее слово и все будет в порядке. Двадцать два процента населения выздоровеет, если для них будет хоть что-то сделано. Оставшиеся 78 процентов не так удачливы. Если мы можем повысить процент даже до 30, то мы уже делаем больше, чем когда-либо делалось. Если какая-то лечебная методика дает меньше, чем 22 процента выздоровлений, то эта практика на самом деле определенно вредит людям, так как если бы практикующий только был в своем кабинете как дома и давал ободряющую поддержку своим пациентам, он бы получил эти 22 процента. Он должен быть очень активным и подавляющим, чтобы уменьшить такой уровень "излечений". Сейчас, когда мы неожиданно сделали прыжок до числа в 50 процентов, мы знаем, что мы приближаемся к ответу. Таким образом, мы можем расслабиться на этой самой точке, уверенные, что мы сделали больше в области лечения, чем было когда-либо сделано ранее.

Тем не менее это недостаточно хорошо в наших рамках. Прежде всего, если мы хотим лечить людей, вовлеченных в правительство, людей, вовлеченных в управление, людей, вовлеченных в материальные науки - например, физиков и химиков, - то мы имеем дело почти полностью с оставшимися "сопротивляющимися" 50 процентами. Это не означает, что личность, которая просто экстериоризируется, слабее. Это означает, что личность, находящаяся в непрерывном контакте с физической вселенной, с постоянным беспокойством и озабоченностью состоянием объектов или энергии, склонна подхватить то, что мы называем "интериоризацией"*5.

Недавняя серия кейсов*6, за которую мы взялись, чтобы показать, как далеко нам надо идти и что мы должны делать, чтобы получить результаты у этих оставшихся 50 процентов, сейчас успешно завершилась. С современными техниками, очень, очень внимательно следуемыми, одиторы, обученные саентологическими организациями, успешно клировали кейсы, которые сопротивлялись и не улучшались при всех ранних процессах 1951-го, 52-го, 53-го и большей части 54 -го. За определенностью клирования первых пятидесяти процентов просто волшебными словами, сейчас последовала уверенность в обращении с оставшимися 50 процентами. Это представляет собой несколько отличную сцену и положение, чем в 1950-ом, когда одитор должен был быть "интуитивным" и должен был, казалось, бесконечно работать, чтобы производить улучшение в кейсе, а тем более клиринг. Мои собственные проценты в клиринге не считаются, и я рано узнал (с некоторой озадаченностью), что при том, что я делал с преклиром, результаты, достигаемые у преклира, были лучше, чем результаты, которых мог бы достичь другой одитор. Именно из-за этого факта исследования и изыскания продолжались в таких масштабах и процессы так точно записывались. Потому что сначала мы должны были знать процессы, а затем мы должны были знать, как тренировать одиторов, и в конце концов мы достигаем этих результатов в клиринге.


Самоучитель по Adobe Questions And Answers тут


Содержание




Расти, мое дерево, процветай, побольше плодов нам давай. Мыши не тронут, червь обойдёт, мои деньги дадут росток. Так тому и быть, и слово мое крепко, как бел-горюч камень.