d9e5a92d

Основная аксиома № 4 О прогнозах


Человеческое поведение непредсказуемо. Не верьте тому, кто утверждает, что предвидел будущее

В 1969 г, когда индекс потребительских цен вырос при­мерно до 5%, большинство ведущих экономистов сошлись во мне­нии, что инфляция продолжит расти невысокими темпами в на­чале 1970-х гг, но уже в следующее десятилетие пойдет на спад Этого не произошло Темпы инфляции удвоились

В 1979 г, когда значение индекса подскочило до 11,5%, про­видцы от экономики хором предсказывали, что двузначный уро­вень инфляции в середине 1980-х гг сохранится Этот прогноз также не подтвердился Уже к 1982 г индекс вернулся к мирным уровням 1969 г

Все это вызывает резонный вопрос почему мы продолжаем слушать экономических пророков, когда совершенно очевидно, что они знают о будущем не больше, чем вы или я?

Нет сомнений, что мы слушаем их потому, что желание знать будущее было и остается одним из наиболее сильных челове­ческих стремлений Если бы вы могли узнать сегодня завтраш­ние курсы акций, вы очень быстро стали бы богатым челове­ком Именно поэтому мы продолжаем уважительно слушать и надеяться на то, что кто-то встанет и объявит нам точный про­гноз на завтрашний день

В большинстве случаев эти прогнозы оказываются ошибоч­ными 23 августа 1929 г «Wall Street Journal» поведал своим читателям о том, что они могут заработать на фондовом рын-ке кучу денег. В качестве способного предсказывать будущее «хрустального шара» был преподнесен метод, названный «те­ория Доу», опираясь на который было установлено, что на рынке акций сформировался «сильный восходящий тренд». «В ближайшие осенние месяцы с очень высокой вероятностью следует ожидать дальнейшего роста рынка», — радостно вещал «Wall Street Journal». Случившийся несколько месяцев спус­тя крах затронул практически каждого владельца акций.

В начале 1981 г. гуру фондового рынка Джозеф Гранвилл решил, что котировки акций собираются рухнуть. «Продавайте все!» — инструктировал он тысячи своих учеников, которые подписались на его информационную рассылку. Но ожидаемого краха не случи­лось. Рынок продолжал колебаться весь 1981 г. Гранвилл оставался на «медвежьих» позициях. В следующем, 1982 г. на рынке начался впечатляющий рост, один из самых сильных и внезапных в исто­рии. Все, кто не воспользовался представившимися возможностя­ми, впоследствии горько пожалели об этом.

Гранвилл был далеко не единственным пророком, потерпевшим неудачу в попытках предсказать поведение рынка. Особенно мрач­ным для финансовых оракулов стал 1983 г. Посмотрите отчеты ин­вестиционных управляющих за тот период. Согласно оценке «New York Times», в 1983 г. 3/5 всех прогнозов их высокооплачиваемых провидцев были настолько неправильны, что доходность управля­ющих оказалась ниже, чем у новичка, который принимал бы инвес­тиционные решения, просто подбрасывая монетку.

Наиболее популярным эталоном, с которым сравнивают доход­ность управляющих, является индекс Standard & Poor, включаю­щий 500 видов акций. За 1983 г. значение этого индекса увеличи­лось приблизительно на 22%. Другими словами, если стоимость вашего инвестиционного портфеля за тот же период увеличилась также на 22%, значит, вы получили среднюю доходность. Согласно обзору, опубликованному «Times», доходность 60% управляющих оказалась хуже.

Один некогда знаменитый управляющий, например, предсказы­вал, что в 1983 г. процентные ставки упадут, и в соответствии с этим прогнозом вложил огромный капитал в облигации. На самом деле процентные ставки повысились, и в результате стоимость всех его облигаций с фиксированной процентной ставкой существенно упа­ла. Он же считал, что цены акций фармацевтических компаний пой­дут вверх, но они упали. Он же думал, что предполагаемые измене­ния в сфере телекоммуникаций позитивным образом повлияют на бизнес компании МСI, и загрузил портфели своих клиентов ее ак­циями. Он снова ошибся.

Факт заключается в том, что никто не имеет никаких мало-мальски достоверных представлений о том, что произойдет в следующем году, на следующей неделе или даже завтра. Если вы надеетесь добиться успеха на биржевом рынке, вы должны изба­виться от привычки слушать прогнозы. Крайне важно, чтобы вы никогда не воспринимали всерьез прогнозы экономистов, совет­ников и других финансовых оракулов.

Конечно, иногда они оказываются правы, и именно это делает их опасными. Каждый из них, делая бизнес на своих пророчествах, может с гордостью указать на несколько предположений, которые оказались правильными. «Это удивительно!» — восклицает не по­священный в то, насколько далеки от истины другие пророчества рыночного гуру.

«Быть пророком легко, — сказал однажды в интервью для «Business Week> известный экономист, доктор Теодор Левитт. — Вы делаете двадцать пять предсказаний и потом вспоминаете лишь о тех из них, которые сбылись.» В конфиденциальных бесе­дах многие аналитики соглашаются с этой формулой успеха от доктора Левитта. Экономисты, советники, политические ораку­лы и ясновидцы — все они следуют одному основному правилу: если вы не можете угадать будущее, делайте как можно больше попыток.

Каждый год мы пожинаем плоды усердного следования эко­номистов этому правилу. Каждый раз в июне или июле ведущие пророки начинают торжественно публиковать свои предположения по поводу экономических показателей, характеризующих итоги первого квартала следующего года. Объектами этих про­гнозов чаще всего становятся такие глобальные показатели, как объем ВВП, индекс инфляции, уровень учетных ставок и т. п. Поскольку все эти оракулы ревниво изучают прогнозы друг дру­га, в их предсказаниях наблюдается примечательная однород­ность. Многие трейдеры, принимая инвестиционные решения, ориентируются на эти прогнозы. Мало того, так же поступают и могущественные корпорации, и американское правительство.

Ближе к сентябрю, когда экономическая ситуация меняется, аналитики публикуют «пересмотренные» прогнозы.

В ноябре, когда несоответствия становятся еще более явны­ми, мы с вами получаем результаты пересмотра «пересмотрен­ных» прогнозов. В декабре мы (о, радость!) наконец-то видим, каков окончательный прогноз. При этом каждый оракул настаи­вает на том, что по крайней мере одно из его предсказаний ока­жется правильным. У более поздних прогнозов шансов больше, поскольку они выдаются ближе к наступлению анализируемого периода, но иногда в цель попадает и один из ранних прогнозов. В этом случае его автор непременно восклицает: «Я предвидел это еще в июле!».

Однако он тщательно скроет тот факт, что его правильный июль­ский прогноз впоследствии, возможно, был отменен и дважды пе­ресмотрен.

Что касается нас с вами, трейдеров- одиночек, пытающихся чест­но заработать свой доллар, то лучшим вариантом было бы проигно­рировать весь этот спектакль. Если июньские прогнозы будут заме­нены сентябрьскими, те — ноябрьскими, а эти — декабрьскими, то зачем их вообще слушать? Следование таким пророчествам равно­сильно покупке билета, действие которого закончится прежде, чем мы сможем им воспользоваться.

Не все оракулы в точности выполняют ежегодный ритуальный танец прогнозов и их пересмотров, но зато каждый свято выпол­няет основное правило хорошего пророка. Они выдают предска­зания пулеметной очередью в надежде, что хоть одна пуля да по-падет в цель и что никто не подойдет к проверке их результатив­ности слишком тщательно.

Так было всегда. Мишель де Нострадам, мистический француз­ский ученый XVI в., произвел на свет сотни пророчеств в форме запутанных четверостиший. Сегодня он известен под латинским вариантом его фамилии — Нострадамус — и почитается своими поклонниками. Считается, что он сумел предсказать многие со­бытия, например войны или появление телекоммуникаций.

Что ж, может быть, его стихи написаны таким иносказатель­ным языком, что любой из них можно интерпретировать самым затейливым образом. Некоторое время назад я обратился к твор­честву этого древнего провидца и изучил сотню из его предска­заний.

 

В результате я сделал следующий статистический вывод:

3 прогноза оказались правильными,

18 не сбылись,

а оставшие­ся 79 представляли собой столь невнятную тарабарщину, что я просто не смог определить, о чем именно хотел предупредить старый француз.

 

Не очень впечатляющий результат. И все же Нострадамус су­мел снискать такую всемирную славу, о которой может только мечтать любой современный оракул. Нострадамус не так часто оказывался прав, но зато всегда был уверен в своей правоте.

Или возьмем в качестве примера современную предсказатель­ницу Джин Диксон, объявившую себя ясновидящей. Она просла­вилась некоторыми верными предположениями, в первую очередь одним из них: предсказанием убийства президента Кеннеди. Уди­вительная прозорливость, не правда ли? Несомненно, но мало кто знаком с полным списком всех ее несбывшихся предсказаний. Со­гласно свидетельствам Рута Монтгомери, биографа и ученика гос­пожи Диксон, она предсказывала, что Россия и Китай объединятся под властью одного правителя, что председатель Конгресса произ­водственных профсоюзов США Уолтер Ройзер будет баллотиро­ваться на пост президента, что вскоре человечество обретет лекар­ство от рака...

Комитет по научному исследованию паранормальных явлений, работавший на базе Нью-Йоркского государственного универси-тета в Буффало, внимательно изучил все предсказания Джин Диксон и пришел к выводу, что они оказались не более достовер­ными, чем любые другие, сделанные самым обычным человеком.

Любое успешное пророчество обладает гипнотическим воздей­ствием на людей, стремящихся узнать будущее. Это особенно про­является в финансовом мире.

Провидец, которому удается в течение нескольких лет доволь­но часто угадывать будущие события, привлекает массу сторон­ников. Их может быть настолько много, что в некоторых случаях пророчества самовыполняются.

Это явление имело место в истории с Джозефом Гранвиллом, оракулом фондовой биржи. В начале 1980-х гг. на выдаваемые им прогнозы ориентировалось такое большое число трейдеров, что, когда он говорил, что некое событие должно произойти, оно дей­ствительно не заставляло себя ждать, поскольку инициировалось действиями тех, кто верил в достоверность прогноза. Если он гово­рил, что рынок упадет, это предсказание пугало доверчивых трей­деров, они прекращали покупки и начинали продавать. В результа­те на рынке действительно начиналось снижение котировок.

В начале 1981 г. Гранвилл призвал своих последователей прода­вать все. На другой день после публикации этого предупреждения индекс Доу-Джонса упал на 23 пункта. Уолл-стрит охал и ахал, во­сторгаясь проницательностью Гранвилла. Падение оказалось крат­ковременным, но вполне внушительным для того времени.

 

Если бы вы изучали аксиомы трейдинга в то время, возможно, вам бы показалось, что вы стали свидетелем исключения из пра­вила, содержащегося в основной аксиоме № 4. Хотя большинство прорицаний не стоят и двух центов, разве не имело бы смысла по­ставить деньги на столь достоверные пророчества, которые явил миру Гранвилл? Раз его прогнозы имеют свойство самореализо­вываться, разве это не означает, что можно получить гарантиро­ванный выигрыш, просто выполняя его рекомендации?

Нет. Даже поддерживаемые большим числом участников рын­ка пророчества не являются надежными. В том же 1981 г. Гран­вилл устроил еще одну проверку силы своей пророческой власти.

Его «хрустальный шар» подсказал ему, что рынок вновь упадет в понедельник, 28 сентября. Он поспешил поведать об этом миру.

Некоторые трейдеры кинулись открывать «короткие» позиции или покупать пут-опционы. Они всецело доверяли Гранвиллу и были убеждены в неизбежности снижения котировок.

Вместо этого на Нью-Йоркской фондовой бирже в тот день было зарегистрировано одно из самых значительных повыше­ний цен акций за всю историю ее существования, а днем позже этот рост был подхвачен рынками Европы и Японии.

Некоторые из последователей Гранвилла серьезно пострадали, ну и поделом им. Они получили жестокий урок, наглядное дока­зательство того, что Гранвилл ничем не отличается от обычных людей, которым иногда случается угадывать будущее, но это не приобретает системного характера.

Каждый пророк иногда оказывается прав, чаще ошибается, но вы никогда не можете сказать заранее, к какой из этих категорий отно­сится его очередной прогноз. В итоге, если вы хотите пользоваться такого рода предсказаниями, вам придется делать собственные про­гнозы уже в отношении достоверности услышанного. И если вам удастся преуспеть в этом деле, то, надо полагать, ни в каких откро­вениях пророков вы не нуждаетесь. Если же вам не удается отде­лить зерна верных предсказаний от плевел ошибок, вы не можете рассчитывать и на то, что у вас получится извлечь пользу из советов провидцев. Соответственно в этом случае вы также можете не тра­тить силы, время и деньги на бесполезные попытки хотя бы мель­ком увидеть будущее.

 

Рассмотрим еще один пример.

В 1970 г. финансовый аналитик и оракул по имени Дональд Роджерс издал книгу под названием «Как защитить себя от инфляции». Эта книга стала известной из-за Открытие «короткой позиции» означает продажу взятых в долг акций с целью вернуть долг позже, купив проданные ранее акции по более низкой цене. — Примеч. науч. ред.

напечатанного в ней абсолютно неудачного совета воздержаться от покупки золота. Однако мы можем простить Роджерсу эту оплош­ность. Рынок золота в то время было сложно прогнозировать. Бо­лее интересен тот факт, что в список инвестиционных инструмен­тов, которые должны преуспеть в будущем году, были включены обыкновенные акции.

Роджерс полагал, что земля в качестве инвестиции послужит хорошей защитой капитала от инфляции. Поэтому он считал, что покупка акций компаний, имеющих в собственности много земли, является хорошей идеей. Он перечислял акции, которые стоит приобретать на этом основании.

Некоторые из его рекомендаций через много лет оказались впол­не продуктивными. Например, если бы вы купили акции Warner Communications в 1970 г., то, вполне возможно, вы смогли бы из­влечь неплохую прибыль, продавая их в разное время, но до середи­ны 1983 г., когда данная компания столкнулась с серьезными неприятностями. Другие же рекомендованные в списке Роджерса бумаги, типа акций ITT, постигла незавидная участь.

Вопрос: если бы вы прочли руководство Роджерса по выжи­ванию в 1970 г. и решили воспользоваться некоторыми из его предсказаний, то как бы вы поживали сейчас?

Это зависело бы от вашей удачливости. Если бы вы сделали ставку на те акции из его списка, которые впоследствии оказа­лись в лидерах, вы бы победили, а выбрав для своего инвестици­онного портфеля потенциальных неудачников, вы потеряли бы свои деньги. Как видим, на итоговый результат мощное влияние постоянно оказывает фактор удачи. И вновь вопрос: так какой смысл слушать догадки пророков?

Возможно, упреки в адрес Роджерса и других оракулов пока­жутся вам несправедливыми. Ведь, в конце концов, так легко си­деть здесь и сейчас и рассуждать о том, что было и что не было хорошим советом в 1970-х гг. Любой из пророков мог бы бросить мне ответный упрек, мол: «Что дает вам право, мистер Гюнтер, ка­талогизировать все мои неправильные предположения? Вы сами могли бы добиться большего успеха в этом деле? Вы сами настоль­ко хороший пророк?»

Отличный вопрос. Нет, я не пророк, и это бесспорный факт. Я никогда не делал ни одной серьезной попытки описать буду­щее (хотя, конечно, оно меня весьма интересует), я никогда не говорил, что могу видеть будущее. Вы только что стали свидете­лем того, как я посвятил немало страниц своей книги рассказу о том, что будущее предсказать невозможно. Но люди, которых мы здесь критиковали, эти мужчины и женщины, утверждают, что онимогут это сделать. Они объявляли себя оракулами, они бра­ли деньги за свои предсказания, и они знают или должны знать о том, что некоторые люди на основе их слов принимали очень важные для себя решения. Я считаю, это достаточное основа­ние для того, чтобы считать этих пророков ответственными за свои предсказания.

Если они продают свой товар — предсказания, мы имеем пол­ное право подвергнуть этот товар экспертизе и узнать, насколь­ко он хорош. Вывод, к которому мы пришли, не позволяет при­знать подобные предсказания качественными. Извлечь прибыль из слов самозваных пророков невозможно.

Есть вещи, которые могут быть предсказаны. Например, мы точно знаем: завтра утром встанет солнце. Точное расписание приливов и отливов также может быть составлено на месяцы вперед. Календарь, который мой банк присылает мне в январе в качестве новогоднего подарка, содержит описание фаз Луны в любой день на 12 месяцев вперед. Прогнозы погоды менее точ­ны, но все же заслуживают разумной степени доверия, и т. д.

Причиной, по которой такие вещи могут быть предсказаны, и объяснением того, почему этим предсказаниям можно дове­рять, является физическая природа этих событий. Но финансо­вый мир — это мир, в котором главную роль играет человече­ский фактор. События, зависящие от поведения людей, не могут быть предсказаны никем и никогда.

В игнорировании человеческой природы финансового мира заключается главная ошибка здешних предсказателей. Они рас­суждают так, будто бы такие вещи, как рост инфляции, подъемы и падения индекса Доу-Джонса и т. п., суть некие физические явления. Рассматривая финансовые события в этом ракурсе, оракулы подвергаются иллюзии того, что данные события про­гнозируемы. Тем не менее тот факт, что все события, происходя­щие на финансовых рынках, суть проявления человеческого по­ведения, неопровержим.

 

Возьмем, к примеру, фондовый рынок. Он представляет собой колоссальный двигатель, работающий на человеческих эмоциях. Цены акций повышаются и снижаются под влиянием действий, мыслей и чувств трейдеров. Цена акций конкретной компании ра­стет не из-за абстрактных цифр в бухгалтерском отчете и даже не потому, что перспективы компании выглядят объективно хоро­шими, а исключительно потому, что люди дают этим перспекти­вам высокую оценку. Рынок совершает резкое падение не потому, что какой-то компьютер посчитал, что объем предложений на про­дажу повышается, а потому, что трейдеры испытывают волнение, разочарование или страх. Или просто потому, что данные торги происходят накануне четырехдневного уик-энда, когда все поку­патели уже отправились отдыхать на побережье.

То же самое относится и к столь любимым экономистами пока­зателям типа индексов ВВП и инфляции. Все они представляют собой результаты человеческого взаимодействия мужчин и жен­щин, активно и неустанно ведущих рыночную борьбу за выжива­ние и самоутверждение. Значения индексов и других экономичес­ких показателей лишь отражают результаты этой эмоциональной борьбы: спады, восстановления, биржевые бумы, хорошие и пло­хие периоды... Все это вызывается людьми.

И потому эти события совершенно непредсказуемы.

Существует слишком много не поддающихся учету перемен­ных, которые должны быть тщательно исследованы для форми­рования заслуживающего доверия прогноза, например в отно­шении индекса инфляции. Его значение есть сводный результат деятельности миллионов людей, принимающих миллиарды ре­шений: оно определяется и желаниями рабочих получать более высокую заработную плату, их намерениями распорядиться ею; и готовностью потребителей платить за товары требуемую цену; и финансовыми затруднениями и процветанием множества лю­дей, их недовольством или радостью, чувствами опасения или безопасности. Заявления о том, что некто способен сделать на­дежный прогноз в отношении столь сложного комплекса факто­ров, кажутся высокомерными и находятся на грани того, чтобы выглядеть просто смешными.

Основная аксиома № 4 утверждает: человеческое поведение не может быть предсказано. И поскольку любые финансовые прогно­зы по своей сути являются прогнозами в отношении человеческого поведения, вы не должны ни к одному из них относиться серьезно.

В противном случае это может завести вас в темные и мрачные дебри. Фондовый рынок предлагает тому множество самых яр­ких иллюстраций. Давайте рассмотрим прогноз, который в 1983 г. инвестиционный бюллетень «Value Line Investment Survey's» дал по поводу акций компьютерной компании Apple.

Этот бюллетень на регулярной основе публикует свои платные пророчества; в том числе в отношении списка акций он выдает про­гнозы о том, как они «сработают» в ближайшие 12 месяцев. Други­ми словами, авторы бюллетеня вглядываются в будущее каждого вида акций и высказывают мнение о том, какой будет их рыночная цена через год.

Нужно сказать, что в последние годы бюллетеню удавалось де­лать довольно точные прогнозы. Однако здесь проявляется все та же проблема, которую мы обсуждали, когда говорили о списке ак­ций, рекомендованных к покупке Дональдом Роджерсом в 1970 г. Если бы вы были подписчиком «Value Line» и воспринимали его прогнозы как Евангелие, ваша личная финансовая судьба зависела бы от того, насколько вам повезло заметить хорошие пророчества и закрыть глаза на плохие.

А недостатка в ошибочных предсказаниях там явно не наблю­далось. И одним из наиболее вопиющих было пророчество в от­ношении акций Apple Computer.

1 июля 1983 г. «Value Line» опубликовал список «отборных ак­ций». В него попали и бумаги Apple. В тот момент они торговались в районе $55 за штуку.

Несколько месяцев спустя они стоили уже $17,25.

Такой провал, конечно, был вызван событиями, которые пред­сказатели из «Value Line» не могли предвидеть в июле. Оракул всегда может сослаться на «непредвиденные события», объяс­няя, почему его прогноз оказался неправильным. Но все дело в том, что абсолютно каждый прогноз имеет шанс наткнуться на непредвиденные обстоятельства. Каждое предсказание риско­ванно. И ни одному из них нельзя доверять.

Многие из тех, кто купил акции Apple в июле 1983 г., должно быть, распродали их прежде, чем ценовое падение достигло свое­го дна. Некоторые, действуя согласно рекомендациям третьей основной аксиомы, покинули тонущий корабль вовремя, понеся лишь незначительные потери. Но бывают ситуации, когда осуще­ствить своевременную эвакуацию просто невозможно. В таких случаях ошибочный прогноз, если вы имели неосторожность ему довериться, может заманить ваши деньги в ловушку на многие годы вперед.

Вспомните всех тех неудачников, кого угораздило в начале и в середине 1970-х гг. купить долгосрочные банковские депозитные сертификаты. Как говорилось ранее, экономисты предсказывали, что процентные ставки в начале того десятилетия сначала повы­сятся, а затем пойдут на спад. Первая часть предсказания оказа­лась правильной. Ставки повысились. Банки начали предлагать четырехлетние и шестилетние депозитные сертификаты с неслы­ханными процентными ставками: 7-8%.

Чтобы получить такую высокую для начала 1970-х гг. доход­ность, вы, конечно, должны были попрощаться с вашими деньгами на указанное в сертификате количество лет. Вы не могли забрать их назад раньше оговоренного срока под страхом огромного штрафа. Как банкирам удалось заставить людей отдать свои деньги в такое финансовое рабство? Очень просто. Они добились этого, неустан­но повторяя упомянутое выше предсказание экономистов.

«Слушайте, вам предлагают 7% годовых! — обращался такой банкир к супружеской паре — потенциальным вкладчикам, сжима­ющим в дрожащих руках накопленные за всю жизнь сбережения. — Вам когда-нибудь предлагали что-либо подобное? Не стоит даже мечтать о более выгодных условиях. Другого такого шанса не представится уже никогда! Хватайтесь за этот шанс, пока у вас еще есть такая возможность. Все ведущие экономисты говорят, что про­центные ставки понизятся уже в следующем году или годом позже, и наши эксперты подтверждают это мнение. Вложите свои деньги под 7% и живите себе припеваючи!»

Это звучало великолепно. До тех пор, пока не стало ясно, что предсказание оказалось ошибочным.

Процентные ставки поднялись до уровней, о которых преж­де никто не мог и мечтать. К концу десятилетия банки предла­гали шестимесячные депозиты под сногсшибательные 10-11% годовых.

Эти высокодоходные и краткосрочные бумаги были очень по­пулярны среди населения. Купить их хотели очень многие. Вклю­чая тех, чьи деньги продолжали отбывать шестилетнюю повин­ность с доходностью в 7%.

 




Содержание






Расти, мое дерево, процветай, побольше плодов нам давай. Мыши не тронут, червь обойдёт, мои деньги дадут росток. Так тому и быть, и слово мое крепко, как бел-горюч камень.