d9e5a92d

Основная аксиома № 2 О жадности


Умейте вовремя остановиться и забрать свою прибыль.

Новички, играющие на бирже, за покерным столом или где угодно еще, совершают одну и ту же ошибку. Они не уходят вовремя и в результате проигрывают.

То, что мешает им вовремя уйти, забрав выигрыш, называется жадностью, и именно ей посвящена основная аксиома № 2. Если вы сможете побороть свою жадность, одна только эта победа даст вам огромное преимущество перед 99% других трейдеров, как и вы пытающихся одолеть дорогу к богатству.

Но сделать это сложно. Жадность встроена в человеческую душу и в большинстве случаев занимает там огромное место. Тема жад­ности звучит в воскресных проповедях, вероятно, гораздо чаще, не­жели упоминания о любых других, даже менее похвальных чертах людской натуры. В этих проповедях часто слышится отчаяние, гра­ничащее с тоской. Оно происходит от ощущения того, что жадность настолько укоренилась в наших душах, что избавиться от нее не легче, чем изменить цвет наших глаз.

Очевидно, что одними только проповедями изгнать жадность невозможно. Против этого врага они просто бессильны. Вам вряд ли удастся победить жадность, слушая проповеди других или чи­тая свои собственные Более прагматичным и эффективным мето­дом борьбы может быть привычка думать о своем будущем богат­стве Да-да, в основе второй основной аксиомы лежит странный парадокс: уменьшая степень своей жадности, вы повышаете свои шансы на обогащение.

Давайте сделаем паузу, дабы определиться с терминами. Жад­ность в контексте второй аксиомы означает чрезмерное корыс­толюбие: желание получить больше, больше и еще раз больше. Она подразумевает жажду получить не просто больше денег, чем вы вложили, но и больше того, что вы вправе ожидать от своих вложений. Жадность означает здесь потерю контроля над свои­ми желаниями.

Жадность — раздутое стремление получить максимальную вы­году. Стремление к выгоде является естественным желанием, ког­да речь идет об улучшении своего материального благосостояния. Аксиомы трейдинга были сформулированы людьми, обладающи­ми здоровой дозой таких устремлений, и маловероятно, что вы стали бы изучать эти аксиомы, не разделяя их намерения. Каждое живое существо обладает инстинктами, которые заставляют его добывать себе пищу, устраивать жилье и применять средства са­мозащиты; в этом отношении мы отличаемся от других существ только степенью сложности наших потребностей. Не стыдитесь своего желания обрести выгоду. Наличие в каждом из нас такого стремления обусловлено внутренней системой самосохранения.

Но если стремление к выгоде выходит из-под контроля до такой степени, что затмевает свои собственные цели, — это называется жадностью. Боритесь против нее, ибо жадность — враг трейдера.

Шерлок Фельдман был человеком, всю свою жизнь посвятив­шим исследованию жадности. Много лет он работал менеджером одного из крупнейших казино Лас-Вегаса. Упитанный, в очках с толстыми линзами, Фельдман имел обыкновение ежедневно в часы своего дежурства, с двух ночи до десяти утра, с грустной улыбкой наблюдать за посетителями казино, и то, что он видел, часто заставляло его впадать в философское настроение.

«Если бы они умерили свою жадность, то уносили бы с собой гораздо больше», — говорил он. Это было его собственной аксио­мой о жадности.

Чувство жадности было знакомо ему не понаслышке, посколь­ку он и сам являлся опытным игроком. В юности он сколотил и потерял несколько небольших состояний, но, научившись наконец управлять собой, в итоге стал обеспеченным человеком. Гово­ря о постоянных посетителях казино, он рассуждал следующим образом: «Чем занимается здесь большинство из этих людей? Они просто играют. Они теряют несколько сотен, о которых не стоит волноваться. Но если стратегии их игры совпадают со стратегия­ми их жизней, тогда, возможно, тут есть о чем задуматься. Я могу с уверенностью сказать, почему большинство из них так и не стали достаточно богатыми. Просто наблюдая за манерой их игры, мож­но легко понять, почему они никогда не получат то, на что рассчи­тывают».

Он рассказал о женщине, пришедшей в казино с небольшой суммой денег, которые она была готова потерять ради забавы: «Она подошла к столу рулетки и поставила $10 на одно число. Я не помню, что это было: ее счастливое число, дата рождения или что-то еще. И что же вы думаете? Это число выпало, и она стала богаче на $350. Тогда она взяла $100, поставила их на другое число и снова выиграла! На сей раз она получила уже $3,5 тысячи. Вокруг нее собираются друзья, которые в один го­лос советуют ей продолжать игру, уповая на то, что сегодня ей везет. Она смотрит на них, и я отчетливо вижу, как в ней про­сыпается жадность».

Фельдман сделал паузу, чтобы вытереть лоб носовым платком, и продолжил: «Итак, она продолжает игру. Она делает ставки в несколько сотен долларов как на цвет, так и на комбинации чисел и продолжает выигрывать. Шесть, семь раз подряд. Эта женщина действительно попала в полосу везения! И наконец у нее на руках оказывается 9800 долларов. Вы бы решили, что этого достаточно, правильно? Я бы остановился еще раньше. Выигрыш в несколько тысяч сделал бы меня счастливым. Но эта женщина несчастлива. Видно, что жадность уже вскружила ей голову. Она говорит, что ей не хватает всего пары сотен до полных 10 тысяч».

Но, достигнув круглой суммы, она начинает проигрывать. Ее капитал быстро испаряется, поскольку она начинает делать все более крупные ставки, чтобы компенсировать потери. Наконец она теряет все, включая свои первые $10.

Эта история — яркая иллюстрация к популярной поговорке «Не дразните свою удачу». Большинство людей часто использу­ют эту поговорку в своей речи, не понимая всей глубины зало­женного в ней смысла, который заслуживает гораздо более глу­бокого исследования.

Вот что это означает на самом деле. В ходе азартной или спеку­лятивной игры вы время от времени будете наслаждаться полоса­ми удач. Подобные ситуации настолько комфортны, что вы испы­таете непреодолимое желание остаться в них навсегда. При этом вы, несомненно, будете отдавать себе отчет в том, что любая удач­ная полоса не может длиться вечно, но если вы уже пребываете во власти жадности, то будете любыми способами цепляться за веру в то, что серия ваших побед продлится, по крайней мере, еще ка­кое-то время... потом еще какое-то время... а затем и еще чуточку. Вы попытаетесь выжать из своей позиции всю прибыль до послед­ней капли — и в итоге обязательно пересечете черту, за которой последует падение.

Мы рассмотрим неприятный феномен полосы удачи более под­робно, когда будем изучать основную аксиому № 5. (Все аксиомы затейливо переплетаются. Едва ли можно рассказать об одной из них, не упомянув другие.) Пока же заострим внимание на важном моменте: вы не можете знать заранее, как долго продлится конк­ретная полоса удачи. Она может быть довольно длинной, но мо­жет и оборваться в следующую секунду.

Как же вам поступить? Вы должны исходить из предположе­ния о том, что любой ряд событий, приносящих вам прибыль, будет короток и потому ваша прибыль не достигнет экстраорди­нарного размера.

Да, конечно, есть вероятность того, что цепь удачных событий не оборвется до тех пор, пока не приведет вас к колоссальному выиг­рышу. Может быть. Но с того места, где вы находитесь в конкрет­ный момент, когда должны принять решение о том, продолжить ли игру или выйти, вы не в состоянии заглянуть в будущее и увидеть, какое из звеньев цепи удач станет последним. Теория больших чи­сел говорит в пользу раннего выхода. Длительные тренды со значительным ростом цены становятся темой новостей и предметом обсуждений по той самой причине, что встречаются очень редко. Краткосрочные и более скромные по величине ценового прироста тренды случаются гораздо чаще.

Всегда делайте ставку на получение краткосрочной и скром­ной прибыли. Не позволяйте жадности овладеть вашим разу­мом. Если вы получили хорошую «бумажную» прибыль, фик­сируйте ее и выходите из игры.

Время от времени вы будете сожалеть о своем раннем уходе. По­бедная серия продолжится уже без вашего участия, и вы, даже по­мимо воли, будете мрачно подсчитывать, какую сумму дополни­тельной прибыли могли бы получить, оставшись в игре. Задним умом вы будете оценивать свое решение о закрытии позиции как неправильное. Через этот угнетающий опыт проходят все трейде­ры, и я не склонен преуменьшать его влияние на психику. Подоб­ная ситуация может заставить вас плакать от досады.

Но выше голову! На каждый случай, когда решение выйти из прибыльной позиции оказывается неправильным, приходится дю­жина или две случаев, когда такое решение приносит наибольшую выгоду. В конечном счете вы всегда сможете заработать больше де­нег, если будете контролировать свою жадность.

«Умейте остановиться вовремя», — гласит вторая аксиома Что значит «вовремя»? Речь идет о необходимости зафиксировать при­быль до того, как поступательное развитие событий, приносивших вам прибыль, достигнет своего пика. Не пытайтесь выжать из ситу­ации все до последнего доллара — это редко срабатывает. Не вол­нуйтесь об упущенных возможностях и не бойтесь будущих со­жалений. Поскольку вы не можете знать заранее, в какой точке произойдет разворот рынка, вы должны исходить не из того пред­положения, что он еще далеко, а, напротив, из уверенности в том, что он вот-вот случится. Берите накопленную прибыль и выходите.

Это напоминает восхождение на гору темной туманной ночью. Видимость нулевая. Где-то над вами находится вершина, а где-то сбоку — глубокая пропасть. Вы хотите подняться настолько высо­ко, насколько позволяют ваши силы. В идеале вы хотели бы дос­тичь вершины. Но вы знаете, что «идеальные» варианты реализу­ются довольно редко, и вы не настолько наивны, чтобы думать, что именно вам и именно сейчас представится один из таких редких счастливых случаев. Следовательно, единственным разумным ре­шением должно стать прекращение подъема в той точке, достиже­ние которой вы посчитаете приемлемым для себя результатом. Остановитесь, не доходя до вершины. Остановитесь вовремя.

Несомненно, когда взойдет солнце и туман развеется, вы мо­жете обнаружить себя остановившимся менее чем на полпути к вершине. Вы могли бы продвинуться намного дальше. Но не терзайте себя сожалениями. Вы не на вершине, но все же вы наверху. Вы заработали и удержали в руках свою прибыль. Вы получили гораздо больше, чем все те растяпы, которые продол­жали карабкаться наверх вслепую и в результате свалились в пропасть.

Именно это произошло со многими спекулянтами недвижимо­стью в начале 1980-х гг. В качестве примера давайте рассмотрим грустную историю Алисы и Гарри, супружеской пары из штата Коннектикут. Они рассказали мне о своем печальном опыте пото­му, что извлекли из него очень важный урок. На ошибках учатся. Они хотели извлечь из своих ошибок максимальную пользу. Я обещал не называть их настоящих имен. Поэтому Алиса и Гар­ри — вымышленные персонажи, но их история основана на реаль­ных событиях.

 

Обоим супругам около 45 лет, они привлекательные, яркие и стремящиеся к обогащению люди. Оба работают и получают хо­рошую зарплату. Их совокупный доход, образ жизни и общая со­циальная ориентация позволяют отнести их к «среднему» классу. У них двое детей, которые учатся в колледже.

Как и многим другим людям со средним уровнем дохода, им было довольно непросто уместить все свои потребности в жест­кие рамки получаемого дохода. Они не имели возможности от­кладывать и инвестировать крупные суммы. Все, что им удава-лось скопить, шло главным образом на банковские счета, стра­хование жизни и другие сберегательные инструменты. Их един­ственным спекулятивным активом был их семейный дом.

В начале 1970-х гг. они переехали в богатый район Коннектику­та, где, использовав все свои финансовые возможности, купили дом. Это было преднамеренным решением. После долгих лет жест­кого режима экономии, который так и не сделал их богатыми, они наконец пришли к пониманию сути основной аксиомы № 1. Они решили, что до сих пор рисковали недостаточно серьезно.

Как и многие из нас, они рассматривали покупку дома не толь­ко как приобретение места для жилья, но и как вложение денег, способное обеспечить им прирост капитала, возможно даже зна­чительный. Их ставка оказалась выигрышной. Стоимость недви­жимости в этом районе в 1970-е гг. существенно повысилась (хотя не так значительно, как в Калифорнии или во Флориде). Соглас­но консервативной оценке, в начале 1980-х рыночная стоимость дома Гарри и Алисы уже в 2,5-3 раза превышала ту сумму, что они заплатили за него менее 10 лет назад.

Настал подходящий момент для продажи. Дети выросли и разъе­хались, поэтому Алиса и Гарри уже не нуждались в таком большом доме. Оба были сыты по горло пригородной жизнью и трудностя­ми ведения собственного домашнего хозяйства. Они хотели найти меньшее по размеру жилье, возможно съемную квартиру. Рост цен на недвижимость сделал эту идею еще более привлекательной. Рыночная стоимость их дома увеличилась примерно в 3 раза, что, с учетом кредитного рычага, обеспечиваемого условиями ипотеч­ного кредита (такой же эффект дает применение маржинального кредитования при покупке акций или фьючерсов), дало им более чем шестикратный прирост вложенного ими собственного капита­ла. Очень неплохой результат.

Но к тому времени жадность уже взяла их мозг под свой конт­роль. Они хотели получить больше.

Алиса вспоминает: где-то они прочли или услышали о том, что в соседнем графстве рыночная стоимость домов увеличилась за 10 лет в 10 раз. «Мы подумали: разве это не прекрасно? — гово-рит она. — Почему то, что случилось в графстве Марин, не мо­жет повториться в нашем Фэрфилде. Если бы стоимость нашего дома поднялась в 10 раз, мы бы стали миллионерами!»

Гарри рассказывает: основным мотивом для него в тот мо­мент было опасение того, что позже они будут сожалеть о том, что поторопились и продали дом по не самой выгодной цене. «Я говорил сам себе, что это очень хорошо, что мы сейчас мо­жем продать свою недвижимость в 3 раза дороже уплаченной за него цены. Но если окажется, что через несколько лет наш сегодняшний покупатель продаст этот дом еще в 3 раза дороже, я не смогу простить себе такого промаха!»

Они решили выждать. Тем временем цены достигли своего пика и устремились вниз.

Как это обычно случается, ценовой пик оказался намного бли­же, чем они хотели бы. Рынок недвижимости в Фэрфилде (как и в большинстве пригородов Соединенных Штатов) в 1981-1982 гг. просто рухнул, в особенности это коснулось цен на большие дома. Когда Алиса и Гарри запоздало выставили свой дом на продажу, они просто не смогли найти покупателя. Приходили несколько зевак, не имевших серьезных намерений. Даже местные агенты по продаже недвижимости, которые обычно проявляют в таких де­лах кипучую энергию и бывают жутко надоедливы, на этот раз не выражали никакого оптимизма. За целый год Алиса и Гарри по­лучили лишь одно предложение от покупателя. Но предлагаемая им цена была неприемлемо низкой. Она была выше, чем та, что они заплатили за дом при покупке, но незначительно. Положив те же деньги на сберегательный счет, они могли бы получить даже большую прибыль.

Когда я встречался с ними в последний раз, они все еще жда­ли, что резко упавший рынок наконец придет в себя. Они усвои­ли полученный урок. Теперь они уже не надеются стать милли­онерами за счет продажи своего дома. Они четко определились, какая именно цена их устроит, — цена, которая принесет им хо­рошую прибыль, но не золотые горы. Они имеют твердое наме­рение продать дом, как только им предложат за него эту цену,

независимо от того, какими на тот момент будут конъюнктура и ожидания рынка. Иными словами, теперь они настроены продавать вовремя. Я надеюсь, что на этот раз им удастся реализовать свои планы.

Выполнить предписание второй основной аксиомы некоторым кажется необычно трудным делом. И главную трудность представ­ляет опасение пожалеть в будущем о слишком раннем выходе из игры. Этот страх был худшим врагом Гарри и, возможно, продол­жает им быть. В этом Гарри не одинок.

Чувство страха перед будущим в особо высокой концентрации неизменно присутствует на фондовом рынке. «Никогда не следи­те за ценой тех акций, которые вы уже продали», — гласит один из старейших биржевых советов. Он вряд ли поможет вам заработать деньги, но зато позволит защитить свои локти от ваших собствен­ных укусов. Чувство сожаления об упущенной выгоде порождает одну из самых распространенных среди трейдеров и самых опас­ных болезней, с которой им приходится бороться.

Правда ли это чувство так болезненно? О да! Однажды я про­дал акции Gulf Oil по $31, а затем наблюдал, как за год цена на них взлетела почти до $60. В другой раз я продал 1500 акций IBM по $70, после чего цена этих проклятых бумаг подскочила до $130. Или вот еще пример... впрочем, довольно, довольно! Пора прекратить себя мучить. Вместо того чтобы заниматься самобичеванием, я должен похвалить себя за все те случаи, ког­да раннее закрытие позиций позволило мне сберечь куда более значительную кучу денег.

Но даже мне, человеку, хорошо знакомому с аксиомами трей­динга, очень нелегко справиться с сожалениями по поводу упу­щенных выгод. У меня нет никаких лекарств от этой болезни. Нет никакого анальгетика, чтобы заглушить боль. Воспринимайте это как испытание, через которое должен пройти каждый трейдер.

Сожаления об упущенной выгоде особенно часто преследуют игроков фондового рынка по той простой причине, что биржевые цены сообщаются каждый рабочий день. На рынке недви­жимости, например, ситуация совершенно иная. Вы можете иметь лишь некоторое представление о том, как в тот или иной момент времени меняется стоимость вашего дома или виллы на берегу Карибского моря, но вы, по крайней мере, не видите на страни­цах деловой прессы их жестко зафиксированную ежедневную рыночную цену. Это отсутствие ежедневных котировок предо­ставляет вам некоторую эмоциональную защиту. Если вы еще не выставили свой дом на продажу и не получили конкретных предложений по этому поводу, вы можете лишь предполагать, какую сумму могли бы за него получить. Вы комфортно изоли­рованы от информации о том, насколько вы продешевили, про­дав свою недвижимость в прошлом году или 10 лет назад.

Но если вы торгуете акциями, то обычно вам достаточно взглянуть на монитор, чтобы получить точную до долей копейки информацию о том, какую цену в данный момент предлагают по­купатели за имеющиеся или когда-то имевшиеся у вас акции и насколько активно они торгуются. Спустя месяц или год после того, как вы обменяли акции на деньги, вы, при желании, можете сколько угодно мучить себя сожалениями, глядя на то, насколь­ко высоко поднялась цена этих бумаг.

Трейдеры, спекулирующие акциями, постоянно истязают себя подобными сожалениями. Такое непрекращающееся изматыва­ние собственных нервов может довести любого трейдера до опас­ной черты.

Однажды вечером мы выпивали вместе со старым другом Фрэнка Генри, южноамериканским трейдером. Он выглядел удрученным и, казалось, заливал алкоголем мучительную ду­шевную боль. Слово за слово, мне удалось вытянуть из него объяснение его подавленного состояния. В результате я услы­шал рассказ о финансовой трагедии.

 

Надо сказать, что Фрэнк Генри всегда считал, что этот безус­ловно приятный человек слишком эмоционален для игры на Уолл-стрит. Я знал о том, что он постоянно проигрывал своим партнерам по столу, когда тем удавалось соблазнить его на игру В покер. Услышав его грустную историю, я подумал о том, что Фрэнк Генри, возможно, был прав. Проблемы, с которыми этот человек столкнулся на фондовом рынке, были сродни тем, что он испытывал за карточным столом. Возникали они потому, что, хотя он и был достаточно умен и осведомлен о том, как следует поступать в различных ситуациях, он далеко не всегда мог за­ставить себя делать правильные вещи.

Конкретная проблема, которая беспокоила его в тот вечер, имела глубокие корни. Началось все с того, что он приобрел крупный пакет акций Wometco Enterprises — компании, имею­щей свои интересы в таких сферах бизнеса, как кино и телеви­дение. Сначала цена этих акций приятно повысилась, а затем начала колебаться. Он имел хорошую «бумажную» прибыль и не видел никаких веских причин предполагать дальнейший рост стоимости этих бумаг. Весь пакет акций был продан. После чего, в силу непредвиденных обстоятельств, их цена очень быстро выросла в 4 раза.

Это событие бросило его в пучину безумного гнева и сожа­ления. Он был настолько подавлен случившимся, что боялся закрывать любые свои позиции. Он был зажат в тиски страха перед тем, что, как только он продаст какие-нибудь акции, исто­рия обязательно повторится в еще более печальном масштабе. Сожаление об упущенной возможности, казалось, полностью его парализовало.

Он продолжал видеть прекрасные возможности для извлечения прибыли, но не мог заставить себя совершить сделку. Это привело к тому, что его настиг новый, еще более сокрушительный удар. По­лученные от продажи акций Wometco деньги он вложил в акции другой компании — Warner Communications, также работающей в сфере кино и телевидения. Он хорошо разбирался в особенностях индустрии развлечений и, если бы умел лучше контролировать свои эмоции, несомненно преуспел бы в этом бизнесе. Приобретен­ные акции выросли в цене, вновь принеся ему хорошую «бумаж­ную» прибыль. Закрыв позицию, он мог бы вдвое увеличить вло­женные деньги.

Казалось бы, что тут думать? Самое время для фиксации при­были. Настал тот самый момент, который во второй основной аксиоме определен как вовремя.

Но он не мог заставить себя продать. Он держался за эти ак­ции как за спасательный круг, который на самом деле оказался камнем, потащившим его ко дну. Нежданно-негаданно подраз­деление компании Warner, занимавшееся производством видео­игр, столкнулось с огромными проблемами. В результате акции Warner Communications одним махом потеряли две трети своей стоимости.

 

Поэтому я советовал бы вам держать ваш спекулятивный ка­питал в достаточно легкодоступной форме, если это возможно. Если ваши деньги вложены в недвижимость или в коллекцию редких монет, то, вероятно, им действительно суждено остать­ся неприкосновенными до тех пор, пока вы не найдете покупа­теля. В то же время все большее число банков предлагает гиб­кие условия для использования подобного рода капитала, не обладающего высокой ликвидностью. По сути эти банковские предложения подразумевают упрощенное получение кредитов с низкой процентной ставкой, где ваш капитал выступает в ка­честве обеспечения. Возможно, вы решите, что хотите восполь­зоваться этим вариантом.

Получить быстрый доступ к своим инвестиционным активам в последнее время становится все проще. Банки и брокеры, име­ющие дело с акциями, опционами, товарными контрактами, ва­лютами и драгоценными металлами, предлагают сегодня своим клиентам большое разнообразие инновационных видов счетов. В настоящее время я держу все свои инвестиционные средства в оригинальной «финансовой корзине», носящей название «управ­ляемый наличный счет», который изобрела моя брокерская ком­пания Merrill Lynch. Этот счет объединяет в себе сразу несколько финансовых инструментов: традиционный маржинальный счет, через который проходят все мои операции по покупке и продаже акций, обычный текущий счет и «пластиковый счет» для обслу­живания моей кредитной карточки. Когда по имеющимся в моем портфеле акциям выплачиваются дивиденды, наличные деньги автоматически поступают на этот гибридный счет. Если я не ис­пользую имеющиеся на счете деньги, они переводятся на депо­зит. В любое время, когда я хочу потратить часть своих инвести­ционных средств, все, что я для этого делаю, — это выписываю чек или использую свою кредитную карту. При этом мои покуп­ки оплачиваются непосредственно с гибридного счета. Это то, что я называю открытым доступом к капиталу.

Такие условия брокерского и банковского обслуживания прекрасно подходят для того, чтобы праздновать удачное за­вершение биржевых сделок. Когда у меня появляется такой повод, я беру свою жену и кредитную карточку, и мы все вме­сте отправляемся в Нью-Йорк, чтобы провести весь уик-энд в греховной роскоши.

 

Язык программирования Python тут




Содержание






Расти, мое дерево, процветай, побольше плодов нам давай. Мыши не тронут, червь обойдёт, мои деньги дадут росток. Так тому и быть, и слово мое крепко, как бел-горюч камень.